Казахская ртуть тревожит омичей

Казахская ртуть тревожит омичей

"Российская газета" - www.rg.ru 

Гидрогеолог Эдуард Лушин: на дне этого озера до сих пор лежит около 18 тонн ртути. Фото: Наталья Граф

Пятнадцать лет назад на казахстанском "Химпроме" произошла самая крупная в мире утечка ртути. Тогда ЧП удалось предотвратить - ядовитое озеро остановили на пути к Иртышу. Однако, спустя годы природоохранники вновь бьют тревогу. Какая опасность грозит Сибири на этот раз, и может ли ртутный джин вырваться из глиняного саркофага, выяснял корреспондент "РГ".

От Омска до Павлодара восемь часов езды на рейсовом автобусе. После того как таможенные процедуры упростили, билеты в привокзальном киоске расхватывают как горячие пирожки. Свободных мест практически нет. Два приграничных города крепко связывают родственные узы. Даже губернатор Омской области Леонид Полежаев начинал свою карьеру именно в Павлодаре. Местные выпускники до сих пор едут в Сибирь за российскими дипломами. А еще два города связывает одна река. Однако, Иртыш не знает таможни, границ и прочих атрибутов суверенитета. Поэтому если с некогда великой водной артерией случится беда, Омская область автоматически останется в заложниках.

- Вблизи Павлодара имеется достаточное количество пресных месторождений, - рассказывает  заместитель начальника  Управления природных ресурсов и регулирования природопользования Павлодарской области Серик Бейсенкулов. - В случае чего их хватит, для того чтобы обеспечить питьевой водой все местное население.

В омском Прииртышье альтернативных источников водоснабжения нет вообще. Попадут ядовитые вещества в реку - регион придется закрыть как минимум на 25 лет, а население эвакуировать. Может быть, поэтому одно только слово "ртуть" вызывает у омских чиновников шквал негативных эмоций и отсутствие желания продолжать разговор. Пятнадцать лет назад  город-миллионник уже жил как на пороховой бочке.

Вместе со специалистами управления природных ресурсов Павлодара мы едем по северной промышленной зоне города. Именно здесь находилось печально прославившееся на весь мир предприятие "Химпром". Сегодня бывшие мощности гиганта промышленной индустрии выкупило частное акционерное общество "Каустик". Саркофаг с захороненной ртутью теперь находится на его территории. Новый завод окружен огромным бетонным забором с вооруженной охраной на вышках.

Несколько лет назад заместитель президента "Каустика" Артур Ахметов приезжал в Омск "успокаивать население". Заявлял о том, что лично готов сдать кровь и этим подтвердить, что никакой опасности не существует. Приглашал на экскурсию по предприятию всех желающих, чтобы продемонстрировать, что ртуть под надежным замком. Однако, когда корреспондент "РГ" все-таки приехал на завод, от былой гостеприимности Ахметова не осталось и следа. Он категорически отказался хотя бы издали показать злополучный саркофаг.

- Нечего вам там делать и точка, - отрезал Артур Даражатович и выпроводил меня за дверь.

Не помогло даже поручительство сотрудников акимата Павлодарской области.

- Что поделать - это его личное право. Мы же не можем его заставить, - развел руками главный инспектор Акима области Сержан Калиякпаров. - Это же частная собственность.

Как выяснилось, Ахметов не пускает к саркофагу не только любопытных журналистов, но и местных природоохранников. По словам сотрудников управления природных ресурсов, прежде чем получить доступ на территорию, они ведут с предприятием двухнедельную переписку. Борьба с коррупцией. Омские чиновники также не смогли вспомнить о том, когда они последний раз лично видели ртутный могильник. Какие секреты оберегает от посторонних глаз Артур Ахметов и почему частному предприятию позволили хранить у себя "бомбу"?

Что в настоящее время происходит с потенциально опасным объектом доподлинно никому неизвестно. О состоянии "глиняного кувшина" доверху наполненного ртутью специалисты судят лишь по пробам из пробуренных по периметру скважин.

- Для российских коллег мы отбираем их два раза в год, - говорит казахстанский гидрогеолог Эдуард Лушин.

Стаж его работы перевалил за 50 лет. Однако, даже опытный Лушин не берется судить о том, как поведет себя ртуть в могильнике с течением времени. Насколько долговечны и безопасны стены из бетонитовой глины не знает никто. "Похороны" 900 тонн опасного металла в глиняном склепе первые в мировой практике.

- Впервые мы обнаружили здесь ртуть в подземных водах еще в 1976 году, - вспоминает Лушин. - Но попытки взять пробы на предприятии не увенчались успехом - меня дважды ловили спецслужбы. А все тревожные сообщения о загрязнении оседали в местном обкоме под грифом "секретно".

- Об утечке ртути на Павлодарском химическом заводе мы узнали совершенно случайно, только в 1996 году из проскользнувшего сообщения в прессе, - вспоминает бывший заместитель руководителя МЧС России по Омской области Вячеслав Пеков. - Соседи по реке предпочли замолчать проблему, хотя это была самая крупная утечка в мире.

- Когда мы выехали на полуразрушенный завод, лужи ртути стояли прямо на полу, - говорит профессор Анатолий Соловьев. - Это был настоящий кошмар.

Павлодарский "Химпром" Советский союз строил как завод двойного назначения. Предприятие производило хлор и каустическую соду "грязным", но дешевым ртутным способом для нужд населения, и одновременно собиралось выпускать мощнейшее химическое оружие. На территории завода возводились лаборатории для испытания новейших разработок советской армии. Поэтому "Химпром" и охранялся как секретный стратегический объект.

Как выяснилось потом, в течение нескольких десятилетий законспирированный завод сбрасывал ртутьсодержащие отходы практически "под себя". Из-за несовершенств технологического процесса при производстве каждой тонны продукции терялось почти полтора килограмма опасного металла. В результате цех  №31 буквально утонул в ядовитом химическом озере, а более 900 тонн (!) ртути ушло под землю. Часть "пропажи" проникла до уровня водоносного слоя, образовала там раствор сулемы и двинулась по направлению к Иртышу.

Как сибирякам удалось спасти реку отдельная история. Власти двух стран успокаивали омичей тем, что потребуется еще лет пятьдесят, прежде чем ртуть доберется до берегов, и не спешили выделять деньги. Иначе говоря, отговаривали креститься, пока не грянет гром. Но ученые создали собственную  полевую лабораторию. Брали на анализы пробы почвы, воды, рыбы, планктона. Результаты шокировали. В некоторых местах предел допустимой концентрации превышал норму  в десятки тысяч раз. А в 2000 году ядовитые соединения обнаружили уже в ста метрах от водной артерии. Офицеры МЧС в совершенстве овладели навыками составления петиций во все инстанции. В Казахстане начали приземляться десанты "зеленых" из других стран, обеспокоенные тем, что ртуть пойдет дальше - в Обь и Северно-ледовитый океан. Однако иностранные демеркуризационные проекты опять же стоили слишком дорого.

Проблему удалось частично решить лишь в 2004 году. За основу был взят проект украинского предприятия "Еврохим", которое в свое время  и построило злополучныйзавод. Ртутный цех был разобран и похоронен в специальном саркофаге, а сверху закатан в бетон. А на пути ядовитых подземных вод построили т.н. стену в грунте из бетонитовой глины. В дальнейшем опасные соединения собирались извлечь из-под земли и переработать на вакуумной установке. Но прошло уже семь лет, а воз и ныне там.

- За последние пять лет движения ртути не было зафиксировано, - утверждает начальник отдела водных ресурсов по Омской области Нижнеобского бассейнового водного управления Сергей Полев. - Российская и Казахстанская стороны регулярно проводят мониторинг и обмениваются результатами исследований. Пробы из 150 пробуренных на пути к Иртышу скважин показывают, что оснований для паники нет.

- Мы постоянно обнаруживаем ртуть только в скважине №7, - говорит директор Павлодарского филиала  "Азимут Энерджи Сервисез" Юрий Попов. - Впрочем, ее залповые выбросы были получены и по скважинам №22 и №27. Однако, почему они произошли неизвестно.                                 

Если на протяжении еще пяти лет ртуть в остальных скважинах не появится, то мониторинг, на который российская сторона ежегодно выделяет 450 тысяч рублей, а казахская - 80 миллионов тенге, будет вообще прекращен. Про вторую часть демеркуризации обе стороны уже благополучно забыли. Павлодарские природоохранники посчитали переработку зараженного грунта экономически нецелесообразной. За десять лет две области не смогли найти средства на полную ликвидацию последствий катастрофы. По словам казахстанской стороны, интерес к могильнику несколько раз проявляли частные компании. Килограмм ртути на мировом рынке стоит не менее 15 долларов. Если откачать из глины даже несколько тонн, можно стать миллионером. Однако, сам технологический процесс слишком сложный.

Не менее серьезные вопросы вызывает и состояние озера Балкылдак, куда "Химпром" сбрасывал свои сточные воды. По данным местных экологов, на его дне скопилось как на блюдце от 3 до 18 тонн ртути. И как со временем себя поведут подземные воды в этой местности, ученые могут только догадываться. Впрочем, в отличие от могильника судьба озера вообще мало кого волнует. Между тем, согласно данным Павлодарского государственного университета, содержание ртути в рыбе из Балкылдака в среднем составляет около 7 ПДК. Есть ее опасно для жизни. Но горожане игнорируют запреты и вылавливают из накопителя карасей-мутантов. С мопсовидным ртом, глазом Циклопа и аномалиями плавников и чешуи. Сети любителей экстремальной рыбалки стоят по всему озеру,  его завод не охраняет. Балкылдак вполне наглядная картина того, что может произойти с Иртышом в случае разрушения глиняной могилы.

- Пока ртуть находится на дне этого озера, ни о каком прекращении мониторинга не может идти и речи, - считает руководитель омской геологоразведочной экспедиции Виктор Целюк. - Если очаг не ликвидировать окончательно, взрыв может произойти в любой момент. Достаточно небольшого землетрясения в районе Алма-Аты и подземные русла могут изменить свое направление.

По данным исследователей из нескольких институтов, озеро сильно дренируют находящиеся в этой же промзоне две теплоэлектростанции. Их шламоотстойники давно переполнены и превысили сроки своей эксплуатации. Сейчас накопители двух ТЭЦ усиленно подпитывают водоем, формируя поток грунтовых вод, который при неблагоприятных гидрогеологических условиях  может обогнуть стену в грунте и вновь двинуть к Иртышу.

Но в то время, как одни ученые призывают к немедленному возобновлению ликвидации очага ртутного загрязнения, другие наоборот утверждают, что "проблема не стоит выеденного яйца".

В казахскую реку Нура долгое время тоже сливали подобные отходы. Зараженный ил на дне собирались откачивать. Но вдруг ртуть чудесным образом исчезла. Куда? Неизвестно. Но пропала и ладно. Авось и с озером произойдет тоже самое. А еще корреспонденту "РГ" рассказали о том, что выпив ложку ртути можно излечится от некоторых болезней. Так что того и гляди, Балкылдак может еще и курортом станет. И в любом случае скорость течения подземных вод 10 метров в год. Значит, даже если саркофаг лопнет,  из Иртыша еще как минимум 15 лет можно будет пить воду…

Аналогичная утечка ртути на производстве в прошлом веке произошла и в японском городе Минамата. Тогда местные жители массово гибли от неизвестной и страшной болезни, а в окрестностях города до сих пор рождаются дети с серьезными отклонениями в нервной системе. Но об этом ученые-скептики почему-то не вспоминают

Facebook
VK
Twitter